Интервью с Сергеем Голомазовым во время работы над новой версией спектакля «Особые люди»

Об изменениях в спектакле, а также о вводе новых актёров рассказал сам Сергей Анатольевич:
— Сейчас спектакль допридумывается, досоздаётся . Досоздаётся после выпуска. Так бывает. Поиск сценографического, пространственного, пластического решения этого материала — дело непростое. Бессмысленно рассказывать, что мы делаем и как мы делаем — это увидит зритель. Ну, во-первых, само пространство Открытой сцены требует внести свои коррективы. И потом, знакомясь с материалом, и посмотрев первую версию спектакля, я понял, что это пьеса не про детей-аутистов, и не про многострадальных героев-родителей этих детей. Это лишь поверхностная фабула.
А пьеса про страну — аутистов, про нас — аутистов. Разговор о проблемах особых детей, особых людей и их родителей, на мой взгляд, лишь предлог для размышления вокруг куда более глубоких проблем. Это разговор о нравственном аутизме. Это пьеса-протест, бунт, в какой-то своей части, почти социальный протест, против нравственной глухоты и равнодушия социума, общества, государства и, в конечном счёте, это разговор о разрушающей природе нашего глубокого невежества и жестокости по отношению к особости и необычности мышления человека, инакомыслию. Я услышал в этом материале это.

Яндекс.Метрика